Арт Тейтум

Arthur Art TatumСегодня мы продолжаем наше повествование о джазе и пионерах гарлемского страйда. И стоит упомянуть и о таком виртуозном пианисте, как Arthur Art Tatum, Арт Тейтум по-нашему. Он был настолько хорош, что его ходил слушать даже Рахманинов.

Кстати, последний как-то попытался разучить одну из композиций Тейтума, но не осилил ее. Разучив песню до середины, он бросил начатое, заявив, что ее творец все равно сыграет лучше.

Что можно сказать о джазмене помимо того, что он был истинным виртуозом своего дела? Его техника была попросту феноменальной! Его страйд отличался широким использованием гамм и арпеджио, которые охватывали весь диапазон клавиатуры.

В то время пианино не было так широко распространено в джазовой музыке. Да тогда и джаз был не слишком популярен. Дело в том, что многие принятые джазовые приемы было попросту невозможно исполнить на фортепиано. А чтобы получить нужный звук, требовались как значительное знание теории музыки, так и великолепная техника. Вот так и повелось, что впоследствии многие джазовые пианисты стали руководителями своих собственных джазовых коллективов.

Но вернемся к герою нашего сегодняшнего повествования.

Артур Тэйтум родился 13 октября 1910-го года в семье механика, который приехал из Каролины на Север незадолго до рождения ребенка. Еще в юности Артур стал зарабатывать в качестве музыканта. Скажем так, он стал ведущим музыкантом на местной радиостанции. И все бы ничего, если бы не одно обстоятельство, делающее этот подвиг совершенно исключительным: он был практически слеп.

После многих операций Артур стал едва видеть одним глазом, различая контуры предметов. Поэтому он учился в школе для слепых. К тринадцати годам уже играл на пианино и скрипке, но дальше никакого формального образования не получил.

Вскоре юноша начал выступать в клубах и радиопрограммах. Так как последние передавались на всю страну, то он приобрел и всеобщую известность.

Джонатан Коул, контрабасист, который в двадцатых годах был более известен в своем амплуа вокалиста, вспоминает свое встречу с Артом в середине двадцатых годов следующим образом:

«Молодой Арт играл там на разных собраниях людей, называемых «дешёвыми обедами», получая не более 5 долларов… позже, когда я спел под аккомпанемент пианиста из бэнда Мак-Кинни, этот молодой слепой парень подошёл ко мне и смущённо спросил: «Мистер, могу ли я снова сыграть этот же номер для Вас немного позже?» Я согласился, и до сих прекрасно помню, как хорошо он играл — длинные и громкие аккорды, стремительные и широкие рулады, богатые и искусные концовки фраз уже тогда характеризовали его стиль».

Он очень любил играть на пианино. С удовольствием устраивал соревнования с другими музыкантами, нередко побеждая в них. Эти соревнования имели свой собственный неповторимый колорит. Дело в том, что они начинали играть уже после концертов, и длились так долго, что заканчивались уже под утро, а то и растягивались до следующего концерта.

В ходе таких соревнований техникой молодого пианиста заинтересовалась Аделаида Холл. Она была мастерской певицей, и ее голос вы можете услышать по записи молодого Дюка Эллингтона в Creole Love Call. В результате Артур Тэйт стал ее аккомпаниатором.

В 1933-м году он записал свои первые пластинки. Теперь видно, что эти записи оказали очень сильное влияние на музыкантов тех лет. Услышав их, многие из них пытались послушать Арта вживую.

После тех записей Арт провел почти два года в Чикаго, где стал руководить небольшим составом. После этого он полностью переключился на сольное выступление. Один из его учеников, Билли Тейлор, утверждал, что это было наилучшим решением, которое только мог сделать Артур в своем положении. Дело в том, что Арт любил играть такие сложные импровизации, что ритм-группа с трудом за ним поспевала.

Такое положение дел длилось до 1943-го года. Он завоевал широкое признание в мире джаза, а его манера игры окончательно приобрела свой неповторимый оттенок. Для многих пианистов он стал кумиром, а на его примере учились. Да вспомните хотя бы того же Рахманинова!

Говорят, что в свое время Арт Тэйтум пошел на концерт Фэтса Уоллера. Когда тот заметил знаменитого музыканта среди своих слушателей, он остановился и произнес следующие слова: «Я, правда, тоже играю на фортепиано, но сегодня среди нас присутствует Бог фортепиано!». Арт смутился не на шутку, ведь он был всего лишь учеником Уоллера, что тут же и отметил. Но публика неистовствовала, и пришлось выкатить на сцену еще один инструмент. И учитель и ученик стали играть вместе.

Традицией джаза двадцатых-тридцатых годов стали соревнования между музыкантами. Эти соревнования назывались cutting context и несли в себе даже большую нагрузку, чем сами концерты.

Дело доходило даже до того, что приехав в новый город, джазмены первым делом искали самых лучших музыкантов, собирали их вместе и устраивали каттинги. И с тридцатых по сороковые годы Тейтум возглавлял этот чарт пианистов. Его неутомимость и интересность игры неизменно приводили к тому, что его признавали победителем.

Переиграть его в таком вот каттинге было просто невозможно. Однажды он победил барабанщика, играя всего одной рукой. Спустя пять часов непрерывного соревнования этот барабанщик «бежал с поля боя». А с одним пианистом он, соревнуясь, продержался более суток без перерыва!

В конце тридцатых годов он практически поселился в баре Тилмена, где жил, играл, ел и выпивал. И даже играл  в карты. Как ему удавалось их различать — не забываем, что он был практически слеп, — до сих пор остается загадкой.

В 1943-м году он организовывает свое трио. Сам он выполняет функции лидер-вокалиста и пианиста, а на Слэма Стюарта возлагает роль контрабасиста, отдав Тарни Гримсу партию гитары. Оба играли крайне своеобразно. Например, Стюарт дополнял свою игру на басу своеобразным мычанием. В те годы записи джазовых композиций на пластинки были запрещены в Штатах. Исключение составляли лишь вокальные пьесы, и именно в составе этого трио проявилась вся многогранность таланта Тэйтума.

Среди его партнеров были и короли джаза: Луи Армстронг и Рой Элдридж, который играл на трубах. Барни Бигард играл с ним на кларнете, Джек Тигарден наяривал на тромбоне, Эл Кейси – на гитаре, Оскар Петифорд – на контрабасе, Сид Каттлет играл на ударных, а Лайонел  Хемптон – на вибрафоне. И многие-многие другие, настоящий звездный небосвод, на котором все звезды одна ярче другой. И самая яркая — это сам Арт Тейтум.

Зал Метрополитен. В январе 1944-го года в него впервые пригласили джазовых музыкантов. И это был Арт Тейтум вместе с Тедди Уилсоном!

В конце сороковых годов его популярность стала снижаться. Главным образом потому, что стала снижаться и популярность традиционного джаза, отдавая пальму первенства более современному бибопу. Но Арт продолжал по-прежнему играть.

В 1956-м году, во время гастролей он выглядел довольно уставшим. Точнее, настолько уставшим, что, отменив вторую половину гастролей, вернулся в Лос-Анджелес, чтобы немного отдохнуть. Увы, 4-го ноября его поместили в госпиталь. Там он пробыл шесть дней. После чего скончался.

Арт Тейтум прожил совсем немного, всего сорок семь лет. Но за это время он успел сделать значительный вклад в развитие джазовой музыки тех лет.

Порекомендуйте друзьям.

Чтобы не пропустить новые интересные статьи с нашего сайта - подпишитесь на обновления по электронной почте
Ваш e-mail: *
Ваше имя: *
Город: *


Пожалуйста, зарегистрируйтесь для комментирования.

Наверх