Виртуозная биография Леопольда Годовского

Польский пианист Леопольд Годовский
Игра Годовского похожа на брызги шампанского, настолько виртуозно он владеет фортепианной техникой

Будущий пианист-виртуоз Леопольд Годовский родился в 1870 году неподалеку от Вильно. Музыкальные способности ребенка проявились очень рано, и первым инструментом, зазвучавшим в его руках, стала скрипка. Глава дома, где Леопольд жил вместе с матерью (отца ребенок лишился еще в раннем детстве), был скрипачом-любителем, а его жена немного играла на фортепиано. Именно она помогла мальчику составить первое представление об этом инструменте – практически всему остальному Леопольд Годовский научился сам.

Способность Годовского к самообучению была феноменальной. Не получая никакого музыкального образования, в девять лет он уже давал выступления на сценах города Вильно и приобретал известность вундеркинда.

Первое признание

Мать Леопольда практически не имела средств к существованию, и, конечно же, не могла оплатить сыну хорошее образование. Однако нашелся человек, готовый спонсировать обучение вундеркинда. На деньги банкира Фейнберга Годовский несколько месяцев учился в Высшей школе музыки в Берлине. Но занятия не нравились мальчику. Позже один из его товарищей вспоминал, что Годовскому было совершенно нечего делать в школе: благодаря своему таланту он уже превзошел всех педагогов.

Следующий этап биографии Годовского начался с 1884 года в Америке. 14-летний музыкант много концертировал, приобретая опыт, знакомства и известность, но не деньги. Через пару лет удача улыбнулась ему в лице мецената Леона Сакса. Богатому бизнесмену очень понравился талантливый юноша, он ввел Леопольда в свой дом и фактически сделал его своим сыном. Спустя несколько лет Годовский женился на одной из дочерей Сакса и стал полноправным членом семьи, хотя самого мецената к тому времени уже не было в живых.

Годовский предпринимал попытку еще раз покорить Европу. Он отправляется в Веймар к Ференцу Листу, чтобы стать его учеником, однако встретиться им так и не удалось: Лист умер через два дня после приезда Годовского. Огорченный Леопольд едет в Париж. Там, волею случая, он знакомится с Камилем Сен-Сансом. Французский маэстро был очарован и восхищен Леопольдом. Он шумно восторгался исполнительством и фортепианными сочинениями Годовского, испытывал к нему глубокую личную симпатию и даже хотел усыновить молодого человека. Позже Годовский вспоминал, как много и часто он играл Сен-Сансу, хотя серьезных занятий маэстро с ним не проводил. В этот период жизни большое творческое влияние на Годовского оказало общение не столько с Сен-Сансом, сколько с теми, кто бывал в его доме: Делиб, Массне, Гуно, Форе были частыми гостями у композитора.

Фортепианные транскрипции

Фортепианная техника Годовского была поразительной
Годовский покорил весь мир своим умением владеть фортепианной клавиатурой

В октябре 1890 года Годовский возвращается в США. С этого момента начинается его педагогическая карьера. Он активно выступает, преподает сначала в Школе музыки Нью-Йорка, после – в Филадельфийской и Чикагской консерваториях.

В первые годы двадцатого века Годовский пробует себя в фортепианной транскрипции – и достигает поразительного успеха. Примечателен факт, что он решается на переработку не органных или оркестровых произведений, а сразу же берется за транскрипцию фортепианных сочинений Шопена. Его обработки Рондо, Большого блестящего вальса и этюдов Шопена являются частью мировой пианистической сокровищницы и представляют собой образец утонченного вкуса и удивительного мастерства исполнения.

Конечно, такое вольное обращение с шопеновским наследием не могло не вызвать резонанса общественности. Многие открыто высказывались против Годовского, протестуя и осуждая его обработки. Однако нельзя было не восхититься его полифоническим искусством, изобретательностью, оригинальностью идей, необычными тональными переходами. После того, как на защиту транскрипций и творческих методов Годовского  встали Рахманинов, Падеревский, Гофман и другие выдающиеся музыканты, полемика утихла сама собой.

Концертная и педагогическая деятельность

Фортепианный гений Леопольд Годовский
Каждый человек, слышавший игру Леопольда Годовского, сохранил в себе впечатление о ней на всю жизнь

Исполнительская деятельность Годовского все более расширялась. Он покорил не только Америку, но и Европу, познакомился с первыми музыкантами мира (в их числе Григ, Сибелиус, Крейслер, Гофман, Рахманинов и многие другие), и сам стал одним из величайших пианистов начала первой половины двадцатого века. Каждый его концерт превращался в настоящий триумф.

Находясь на пике своей карьеры, Годовский обладал поистине необъятным репертуаром. Он играл более двадцати совершенно разных концертных программ, каждый раз поражая слушателей виртуозностью исполнения.

Леопольд Годовский состоялся не только как пианист, но и как композитор. Его Соната ми минор и цикл “ Walzermasken” из 24 пьес сразу же завоевали симпатию слушателей. Примерно в это же время он создает «Симфонические метаморфозы» на темы из музыки Штрауса и сюиту “Renaissanse”, представляющую собой шестнадцать обработок произведений старинной музыки.

В 1909 году Годовский начал преподавать в венской Императорской академии музыки. Как раз в это время в его класс поступает Генрих Нейгауз, в будущем ставший одним из самых известных учеников Годовского. В своих воспоминаниях Нейгауз многократно обращается к памяти своего учителя. Его отношение к Годовскому было очень неоднозначным: он то восторгался пианистическим мастерством и исполнительской легкостью своего педагога, то ужасался тому, как тот интерпретирует музыку Шопена. Нейгауз писал:

«Он обладал таким изощренным слухом, что, казалось, «взвешивал звуки» на каких-то особо чувствительных весах. Как живописец — светотенью, Годовский создавал своей игрой глубокую звуковую перспективу. Пианистические достижения его, несомненно, являются целой эпохой в истории фортепианного исполнительства».

В то же время известны сожаления Нейгауза об отсутствии у себя систематического образования, в его рассуждениях об этом есть фраза: «Я все­гда страшно сожалел, что мы не воспитывались в хорошей русской консервато­рии… Надо было послать меня в Мос­ковскую консерваторию, а меня послали к Годовскому».

Блестящая виртуозность Годовского была главным качеством его музыки, его творческой натуры.

Своими главными техническими принципами он называл «весовую игру», экономию движений и мышечную свободу. Эти же принципы легли в основу его педагогической деятельности. О своих упражнениях Годовский писал: «Они предназначены для развития механических, технических и музыкальных возможностей фортепианной игры, особенно в области полифонии, полиритмии, полидинамики и колористики».

Ученики Годовского приобретали легкость фортепианной техники и искрящуюся музыкальную манеру исполнения, но не каждому из тех, кто приходил в его класс, были близки именно эти исполнительские критерии.

Закат

До начала первой мировой войны Годовский дает много концертов в крупных городах Европы. Военное время он пережидает в Америке, затем снова возвращается к гастрольной деятельности в разных странах мира.

После смерти сына и жены Годовский оставляет исполнительскую и композиторскую деятельность. К этому моменту у него практически парализована правая рука. Он еще продолжает занятия, вынашивает планы создания музыкального общества, но все это уже неосуществимо.

В 1938 году Годовский умирает после продолжительной болезни.

Каждый человек, слышавший игру Леопольда Годовского, сохранил в себе впечатление о ней на всю жизнь. Один из музыкальных критиков так отзывался о нем: «Техника этого пианиста действительно представляет явление феноменальное, небывалое. Годовский владеет инструментом так, как никто еще не владел до него. Главная его особенность заключается в том, что все стороны техники развиты у него с одинаковым, поразительным совершенством. … Эта техника должна быть, без сомнения, причислена к чудесам XX столетия».

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:

MAXCACHE: 0.43MB/0.00025 sec