Тернистый путь Марии Гамбарян

Пианистка Мария Гамбарян
Мария Гамбарян — высокоодаренная пианистка, обладающая тонким художественным вкусом, певчим звуком, артистическим темпераментом и великолепными виртуозными данными.» Лев Оборин

Мария Степановна Гамбарян родилась в Ереване. Ее родители, потомственные интеллигенты, были родом из Тифлиса. Оба они были учеными. Отец Марии занимался химией, мать – ботаникой. Интеллигентные, начитанные, культурные и разносторонние люди, они создали в своем доме прекрасную атмосферу, в которой родилась и выросла будущая прекрасная пианистка.

Детство Марии Гамбарян

Мария Гамбарян вспоминает свое детство как очень светлое и радостное время. В доме очень любили музыку, среди родственников было много профессиональных музыкантов, мать тоже прекрасно играла на фортепиано. Девочку с ранних лет водили на концерты, где она получала свои первые музыкальные впечатления, навсегда сохранившиеся в памяти.

Способности к музыке у Марии обнаружились в раннем возрасте. Однако первые ее музыкальные занятия были не очень регулярными и приносили немного пользы. Но в девять лет девочка поступила в музыкальную школу – и с тех пор музыка прочно заняла главное место в ее жизни. Врожденный артистизм, полный контакт со слушателями, умение настроить зал на свою «волну» — все эти удивительные качества Марии проявились еще в первые годы учебы в музыкальной школе. Девочка очень много занималась и делала огромные успехи. За два года она смогла пройти весь учебный курс школьной программы.

Следующей ступенью музыкального обучения Марии Гамбарян стала ЦМШ при Московской консерватории. На вступительном экзамене игра девочки так понравилась комиссии, что ей предложили самой выбрать себе педагога. В те годы ЦМШ только начинала свое существование, на кафедре фортепиано преподавали Нейгауз, Игумнов, Гольденвейзер – удивительные музыканты и великолепные педагоги, попасть к которым мечтал любой ученик… А Мария выбрала Абрама Владимировича Шацкеса, друга семьи, человека, которого она знала, и к которому была очень привязана. И девочка ни разу не пожалела о своем выборе. Шацкес был прекрасным музыкантом, и он многому научил юную пианистку.

Девочка занималась с большим удовольствием и увлеченностью. Каждое утро Мария проводила по несколько часов за инструментом – а потом шла на уроки. Атмосфера ЦМШ была радостной и творческой, а дух соперничества только мотивировал юных музыкантов к дальнейшим свершениям.

Жизненные трудности

События 1937-38 годов сильно отразились на жизни Марии Гамбарян. Отец оказался арестован и репрессирован, мать лишилась работы. Вскоре семье стало негде жить.

Выручила школа. Горячее участие в судьбе семьи Марии принял ее педагог А.В.Шацкес — одно время девочка и ее мама даже жили в его квартире. Школа назначила девочке стипендию, помогла матери устроиться на новую работу, позже – предоставила им комнату в консерваторском общежитии. Мария Гамбарян вспоминает эти годы как переломный этап в своем сознании.

А потом началась война…

Девушка снова оказалась в Ереване, на своей родине. Ее приняли в школу при консерватории, где она сдавала экзамены экстерном, а все остальное время посвящала чтению художественной, исторической и философской литературы. Первый год в Ереване прошел практически бездеятельно. А в 1942 приехал Игумнов. Мария получила возможность учиться в консерватории, параллельно сдавая экзамены за последние классы музыкальной школы. В девушке проснулся прежний музыкальный энтузиазм и жажда деятельности.

Пианист и педагог Игумнов
Константин Николаевич Игумнов, любимый педагог, школу которого Мария Гамбарян пронесла через всю жизнь

Учеба у Игумнова

Всю жизнь Мария Гамбарян вспоминала Игумнова с воодушевлением и большой любовью. А в годы молодости учеба у него была огромной радостью для девушки. Каждый день она открывала для себя много нового, общаясь со своим педагогом. Непосредственность, душевная чистота и сердечность Игумнова согревали всех, кто находился рядом с ним. Эти качества проявлялись не только в жизни Константина Николаевича, но и в его пианистической и педагогической деятельности.

У Марии Гамбарян сразу установились доверительные и простые отношения с Игумновым, она понимала его с полуслова, и на уроках они почти всегда совпадали в своем ощущении музыки. За год учебы девушка прошла много серьезных произведений. А летом Игумнов вернулся в Москву. Мария перешла на композиторский факультет, увлекалась сочинительством музыки, не забывая шлифовать свою пианистическую технику.

Снова в Москве

Через полгода Мария Гамбарян снова оказалась в Москве – на фестивале армянского искусства вместе с большой группой артистов. После выступлений в зале Чайковского со специально выученной программой девушка решила больше не возвращаться в Ереван. Она осталась в Москве, несмотря на отсутствие условий. Игумнов помог ей, взял в свой класс в московской консерватории.

Учиться в Москве было сложно из-за жизненных обстоятельств. Четыре года девушка разрывалась между Москвой и Ереваном, где жил реабилитированный тяжело больной отец.

В 1948 году Мария лишилась отца, а вскоре умер и Игумнов. Девушка поняла, что из тяжелой депрессии ее может вытащить только активная деятельность. И ценой огромных усилий она экстерном закончила консерваторию.

Знаменитый пианист и прекрасный педагог Нейгауз
Отношения Марии Гамбарян с Генрихом Густавовичем Нейгаузом были теплыми, но непростыми

Обучение у Нейгауза

Следующим этапом жизни Марии Гамбарян стало обучение в аспирантуре у Нейгауза. Педагогика Нейгауза полярно отличалась от игумновской. Первое время Марии очень нравились его уроки. Яркие, вдохновенные, эмоциональные, настоящие артистические выступления. Нейгауз любил образные сравнения, постоянно цитировал музыкантов, художников, поэтов, философов, на его уроках всегда присутствовали слушатели.

Но через какое-то время, как вспоминает сама Мария, между ней и Нейгаузом «встала тень Игумнова». Девушке было сложно согласиться с интерпретациями Нейгауза, слишком жива для нее была интеллигентная и глубокая игра прежнего учителя.

Меня потянуло в лоно своей старой кафедры. Я пошла домой к Нейгаузу поговорить об этом. Нейгауз предложил подумать, посоветоваться с мамой. В конце моего визита он сел за рояль. Играл интермеццо Брамса. Замечательно! Я слушала и думала: «Надо быть совершенной идиоткой, чтобы уйти от такого музыканта».

После долгих колебаний девушка все же вернулась на свою старую кафедру, закончила аспирантуру у Оборина.

Ленинград

Следующие несколько лет Мария Гамбарян была солисткой Ленинградской филармонии и педагогом Ленинградской консерватории. Жить самостоятельной музыкальной жизнью оказалось на удивление трудно. Пока Мария училась у Игумнова, музыка воспринималась ею очень легко и почти интуитивно. Она быстро понимала, чего хочет от нее Игумнов, легко выполняла поставленные педагогом задачи, и учитель был ей доволен.

Теперь ей пришлось разучивать новый репертуар самостоятельно. И, что самое сложное – объяснять все это студентам.

Опыт, полученный за годы работы в Ленинграде, оказался для Марии Гамбарян неизмеримо важным. Ее окружали хорошие люди и талантливые музыканты, у каждого из которых можно было многому научиться. Начало педагогической деятельности способствовало более глубокому пониманию музыки, обобщению рационального и эмоционального музыкального опыта. Объясняя другим, Мария Гамбарян сама лучше понимала многие тонкости фортепианного исполнительства.

Однако Гамбарян так и не смогла почувствовать себя «своей» в Ленинграде. Как только ей предложили вернуться в Москву и преподавать в Академии Гнесиных, она сразу же согласилась.

До сих пор Мария Гамбарян является педагогом кафедры фортепиано в Российской Академии Музыки.

Мария Гамбарян с удовольствием исполняет произведения современных композиторов
Репертуар Марии Гамбарян очень разнообразен и широк

Репертуар

В годы учебы Мария Гамбарян играла в основном музыку композиторов-романтиков. Бетховен, Шопен, Шуман, Лист – произведения этих композиторов «достались» пианистке от ее учителя, Игумнова. Как и Игумнов, она прекрасно чувствовала музыкальное «нутро» этих сочинений, ей было легко достигать исполнительской выразительности и правдивости.

После переезда в Ленинград Гамбарян пришлось расширять свой репертуар, самой выбирать произведения. Она играла сонаты Скарлатти, французскую музыку для клавесина, «Прелюдию, ариозо и фугетту» Онеггера, пьесы Мессиана, Пуленка, Сати, увлекалась современными композиторами: Бацевич, Губайдулиной.

Из года в год Гамбарян играла произведения Шопена. Серьезное знакомство с его музыкой состоялось в годы учебы в консерватории, но и во «взрослой» концертной жизни Мария Гамбарян не расставалась с его произведениями. Сейчас она так говорит об этом композиторе:

Теперь я могу сказать, что люблю его по-настоящему. Нет для меня большего счастья, как играть Шопена в среднем темпе, прислушиваясь ко всем голосам, создавая из них гармонию целого. Каждая интонация шопеновской мелодии проникает в глубину моей души, отзывается глубокой благодарностью за каждый изгиб мелодии, за каждую модуляцию.

Музыку Баха Гамбарян любит с детства. В годы учебы ей не пришлось много его играть, только несколько произведений под присмотром Игумнова. Зато потом, заразившись экспрессивным и свободным исполнением баховской музыки Гульдом, Мария Гамбарян подготовила целую программу сочинений этого композитора.

Мария Гамбарян смело бралась за музыку всех стилей. Играла старинную музыку на клавесине, давала циклы концертов, посвященных сонатам Бетховена, обращалась к творчеству Прокофьева и других советских композиторов. Часто исполняла музыку Комитаса.

Мне кажется, что профессионально подкованному исполнителю-пианисту подвластны все стили. Пианист может и должен испробовать свои возможности во всех стилях. Зная стилистические особенности эпохи и творчества данного композитора, он полюбит исполняемое произведение. Ему будет казаться, что нет ничего лучше этой музыки. Индивидуальность всеядного исполнителя не пострадает. Если у него есть своя интонация, свой голос, это проявится во всех стилях.

Мария Гамбарян до сих пор преподает фортепиано в Российской Академии Музыки имени Гнесиных
Постоянное живое общение со студентами помогает Марии Гамбарян сохранить свою душевную молодость

Педагогическая деятельность

Мария Гамбарян никогда не жалела о том, что педагогика в ее жизни заняла гораздо большую часть, чем исполнительство. Гамбарян говорит, что, обучая других, она очень многому учится сама, каждое прохождение произведения для нее – открытие. Вот уже почти полвека она постоянно общается с молодыми людьми. И сама в душе остается молодой. С интересом обсуждает с учениками концерты, спектакли, жизненные вопросы. А на уроках не только передает ученикам основы своей фортепианной школы, но и старается прислушиваться к индивидуальности каждого студента.

Больше всего люблю, когда у ученика проявляется интуитивный разум. Как будто ничего еще не знает ни о стиле, ни о фразе, ни о форме, а чувствует правильно. Это свойство — самое ценное, на мой взгляд. Но и даже в таком случае важно, чтобы ученик знал, из чего что состоит. Я стараюсь объяснить и обобщить. Раньше мне это не всегда удавалось.

За годы педагогической деятельности через руки Марии Гамбарян прошло очень много студентов. Все это – совершенно разные люди, эмоциональные и спокойные, талантливые и неспособные, созвучные ее душе и бесконечно далекие от нее. С кем-то на всю жизнь сохранились дружеские отношения, кто-то исчез бесследно. Но именно благодаря им Марии Гамбарян есть, откуда черпать жизненные и музыкальные силы.

Мария Гамбарян говорит о том, что сама она очень довольна своей жизнью. Ее путь в искусстве оказался очень сложен, жизненные обстоятельства не дали ей развернуться в полную силу своего исполнительского таланта. Пройти «политический кордон» ей не удалось из-за репрессированного отца — путь в большое искусство оказался закрыт.

Но она ни о чем не жалеет. Вокруг нее всегда много молодежи, много музыки, много энтузиазма и любви…

 

Порекомендуйте друзьям.

Чтобы не пропустить новые интересные статьи с нашего сайта - подпишитесь на обновления по электронной почте
Ваш e-mail: *
Ваше имя: *
Город: *

Наверх

MAXCACHE: 0.92MB/0.00043 sec