Трудная судьба и музыкальная преданность пианистки Веры Лотар-Шевченко

Творческая биография пианистки Веры Лотар-Шевченко

Вера Лотар-Шевченко: ««…для пробуждения жизни за застывшими нотами текста нужно вдыхать в эти ноты свою собственную жизнь…»

Вера Лотар-Шевченко – пианистка огромного дарования и человек очень сложной судьбы. Через всю свою жизнь, через все тяжелые и страшные времена, сквозь которые пришлось пройти, она пронесла любовь к музыке, верность ей, пронесла жажду звукотворчества, жажду прекрасного, высшего, самого необыкновенного, что есть на нашей земле.

Начало жизненного и творческого пути

Вера Лотар родом из Турина. Ее родители были интеллигентными и образованными людьми, читали лекции в Сорбонне, преподавали в высшей школе. Отец был математиком, физиком и астрономом, мать специализировалась на литературе и французском и испанском языках.

Своего существования вне музыки Вера Лотар просто не помнила. С самого раннего детства она полюбила черно-белые клавиши и звуки, рождаемые прикосновением к ним. Уже в двенадцать лет девочка выступала с оркестром под управлением знаменитого Артуро Тосканини. А в пятнадцать – окончила Парижскую консерваторию с золотой медалью.

Взрослая музыка

Педагогом Веры Лотар в Париже был Альфред Корто, знаменитый пианист и очень большой музыкант. Он не только помог девочке развить прекрасную фортепианную технику, но и заронил в ее сердце любовь к Дебюсси и Шопену. Привязанность педагога и ученицы к произведениям этих музыкантов очень способствовали творческому развитию Веры Лотар. Она давала бесчисленные концерты, выезжала на гастроли. Ее преподносили как вундеркинда, да девочка и действительно была им.

Превратившись в девушку, Вера Лотар поехала на стажировку в Венскую академию музыки. И здесь сразу сказался опыт всех ее предыдущих выступлений. Учителя ругали девушку за испорченный вкус, запрещали играть виртуозную музыку Листа и Дебюсси. Вкус и ощущение музыкальной правды Вера Лотар воспитывала на произведениях Баха, Моцарта и Бетховена. Она очень скоро поняла, что самое сложное для исполнителя – играть «простую» музыку, к примеру, Моцарта.

За время стажировки в Вене к Вере Лотар пришла творческая зрелость, артистическое равновесие. Из избалованного вундеркинда она превратилась в прекрасную пианистку с отличной школой. Еще дважды ей пришлось выступить с маэстро Тосканини в миланском театре Ла Скала. Позже она признавалась: «Это такой дирижер! Жестов никаких, а все к нему притягивается. Магнетизм!  Играть с ним было страшно. Весь оркестр дрожал, я не знаю, как я играла. Это только в молодости можно было решиться играть с Тосканини».

Большие перемены…

Сложная судьба Веры Лотар-Шевченко всегда будет трогать сердца людей

После долгих лет разлуки с роялем Вера Лотар-Шевченко снова получила возможность играть до самозабвения

Вера Лотар вышла замуж на Владимира Шевченко – советского инженера-акустика. Он жил в Париже и мечтал вернуться на родину. В 1938 году семейная пара выправила все необходимые документы и отправилась в советский союз. Время было выбрано самое неудачное. Их встретили очень подозрительно, найти работу не удавалось.

Только благодаря заступничеству известной пианистки Марии Юдиной Вере Лотар-Шевченко удалось дать первый концерт в СССР. Это выступление решило все. К ногам исполнительницы посыпались цветы, предложения и контракты, семья получила квартиру. Целый год они прожили в достатке и были по-настоящему счастливы.

Все изменила война. Владимира Яковлевича арестовали. Вера Августовна успела обить немало порогов, пытаясь вызволить мужа, прежде чем сама отправилась в лагеря…

В заключении пианистка провела более тринадцати лет. Ей, которая ничего не желала в жизни, кроме музыки, ей, выступавшей на лучших сценах мира, пришлось познать все тяготы жизни, отбывая срок на Урале. Рассказывают, что на своих нарах она вырезала фортепианную клавиатуру с помощью простого кухонного ножа – и каждую свободную минуту проводила у своего беззвучного инструмента. Ее сокамерники впоследствии уверяли, что действительно слышали и чувствовали фанатичную, истовую игру Веры Лотар-Шевченко. А она безмолвно играла фуги и прелюдии Баха, сонаты Бетховена, этюды Шопена: все, что так любила и знала наизусть.

Возрождение

Первую встречу Веры Августовны с инструментом после долгой разлуки Симон Соловейчик описывает так:

«В телогрейке, в платочке пришла она к директору музыкальной школы в Нижнем Тагиле и сказала, что она окончила Парижскую консерваторию, что выступала в разных странах мира, а сейчас просит одного — пустой класс с роялем, где она могла бы запереться на час…
Ее приняли за сумасшедшую, но она просила немногого, и ей дали этот класс.

Она вошла в пустую комнату, повернула ключ в замке и стояла, прижавшись спиной к двери. Перед нею был рояль. Впервые в жизни почувствовала она страх. Она не могла дотронуться до клавишей. Пересилила себя…
И случилось чудо. Пальцы пианиста деревенеют, если он не играет несколько дней, даже один день. Она стала играть. Сразу. В том самом пустом классе. Играть бурно, подряд, обрывая себя, потому что ей казалось, что вот Шопена она сможет играть, а Баха не сможет, Баха играет, а Бетховена не сможет… Она прерывала одну пьесу, чтобы начать другую, более трудную и еще более трудную. И у нее получалось. Получалось. Получалось…»

Конечно, думается, что все было не совсем так. Вере Августовне пришлось долго и упорно восстанавливать былую технику, подвижность и пластичность пальцев. И она смогла сделать это – и теперь могла играть, играть, играть бесконечно.

Несколько лет она проработала концертмейстером в театре Нижнего Тагила. После – жила и работала в Барнауле. И только в семидесятых годах к Вере Лотар-Шевченко возвращается часть ее прежнего признания. Она стала солисткой Новосибирской филармонии, очень много гастролировала по России. Ее слышали в Москве, Ленинграде, Свердловске, Омске, Одессе. Труднейшие концертные программы неизменно приводили в восхищение публику.

Шестнадцать лет Вера Лотар-Шевченко прожила в Академгородке под Новосибирском, будучи абсолютно счастлива возможностью заниматься любимым делом. Она никогда не преподавала фортепиано, говорила, что пианист должен только играть.

Муж Веры Лотар-Шевченко сгинул в сталинских лагерях. Родной сын погиб во время блокады Ленинграда. Было еще два приемных сына: один также погиб в Лениграде, со вторым Вера Августовна совершенно случайно встретилась после войны.

Конечно, Вера Августовна не могла не тяготиться одиночеством. Но не в той мере, как другие пожилые люди: ведь у нее была музыка.

Воспоминания слушателей

Любовь к музыке Вера Лотар-Шевченко пронесла через всю жизнь

Музыка спасала Веру Августовну всегда: в тяжелые минуты жизни, во времена лагерной ссылки. И в последние годы музыка была ей опорой и защитой от одиночества

О музыке Веры Лотар-Шевченко мы можем судить по нескольким сохранившимся записям ее игры и воспоминаниям современников. С.Соловейчик так вспоминает о своем музыкальном знакомстве с ней:

«Она не отдавалась музыке. Она была над нею, выше нее. Она играла, быть может, самую изысканную и поэтическую музыку на свете. И, сохраняя изысканность и поэтичность, пианистка в то же время была строга, даже холодновата. Нет, это вовсе не походило на демонстрацию музыки, как могут понять меня, это была сама музыка.

Но своей отрешенностью артистка раскрывала самый современный образ музыкального мышления. Она отделилась от той опасной грани, за которой чувство переходит в сентиментальность, красота — в красивость, и ни разу, нигде, ни в одной фразе эту грань не переступила, достигая, однако, высшего накала чувства и показывая красоту у самого ее предела. Такое доступно только большим артистам.»

Пианистка Мария Юдина (как мы помним, именно она помогла Вере Лотар-Шевченко устроиться в советском музыкальном мире после ее приезда из Франции), также оставила свои воспоминания о Вере Августовне. Она слышала ее игру в период расцвета ее таланта и популярности, знала о ее последующей трудной судьбе. Мария Юдина писала о ней: «Только истинный художник и человек высокой и сильной духовной организации смог в такой степени сохранить свою личность и восстановить длительным и упорным трудом свое мастерство».

Похоронена Вера Лотар-Шевченко в Академгородке, на Южном кладбище. На ее могильной плите высечены слова, отражающие весь смысл жизни знаменитой пианистки: «Жизнь, в которой есть Бах, благословенна».

Конкурс имени Веры Лотар-Шевченко

В 2005 году в Новосибирске прошел фестиваль фортепианной музыки, посвященный памяти Веры Августовны. Произведения ее репертуара были исполнены прекрасными пианистами из России (Новосибирск, Москва и другие города) и Франции. Спустя год был официально учрежден конкурс пианистов имени Веры Лотар-Шевченко. Он проводится раз в два года.

Конкурс делится на «основной» и «юношеский»: в нем могут принять участие как профессиональные музыканты, так и молодые дарования, еще продолжающие свою учебу. Конкурс пианистов имени Веры Лотар-Шевченко открыл уже немало талантов и помог им найти себя в музыкальном мире. Хочется верить, что и в дальнейшем на конкурсе имени этой прекрасной пианистки, необыкновенно сильного человека, можно было услышать увлеченных музыкой, волевых и чистых сердцем людей.

Порекомендуйте друзьям.

Чтобы не пропустить новые интересные статьи с нашего сайта - подпишитесь на обновления по электронной почте
Ваш e-mail: *
Ваше имя: *
Город: *

Наверх