Творчество композитора А.К. Лядова: «Там русский дух, там Русью пахнет…»

Композитор Лядов А.К.

Лядов Анатолий Константинович

Искания своего учителя, Римского-Корсакова, продолжил композитор Анатолий Константинович Лядов. Вместе со своим наставником он преподавал в Петербургской консерватории. В 1905 году в знак протеста против увольнения Римского-Корсакова, сочувствовавшего революционным студентам, подал вместе с Александром Константиновичем Глазуновым прошение об отчислении из профессуры.

Лядов не писал симфоний, опер, вообще больших музыкальных сочинений. Он был принципиальным миниатюристом. Но каждую свою миниатюру отделывал как первоклассный ювелир.

Вы, должно быть, слышали его «Музыкальную шкатулку». Ее можно увидеть в исполнении балетных артистов. Изумительная пьеса!

А его «Баба-Яга», «Кикимора», «Волшебное озеро»?

 

Это, действительно, музыкальные акварели. Выписаны они изящно, тонко, с подлинной поэзией.

Оркестровые краски миниатюр Лядова настолько богаты, что мы как бы видим не только очертания картины, возникшей в нашем воображении, но и ее цвет, ее узор, удивительно русский орнамент.

Русью пахнет у Лядова не только в обработках народных песен, но и там, где нет ни одной цитаты из подлинной песни, сочиненной народом.

Его оркестровая миниатюра «Волшебное озеро» звучит, как русская сказка. Она вся соткана из легких, прозрачных звучаний, и, кажется, слушать ее надо не дыша, чтоб не спугнуть очарование волшебства.

Волшебное озеро

Оркестровая миниатюра А.К. Лядова «Волшебное озеро» звучит, как русская сказка

Лядов долго искал какое-нибудь описание озера в русских былинах, стараясь «опереться» на него, но нигде не нашел то, что будоражило его воображение. И наконец обнаружил это озеро совсем рядом, неподалеку от деревни, в которой родился и куда любил приезжать летом.

— Ну, простое лесное русское озеро, — восхищался композитор, — и в своей незаметности и тишине особенно красивое.

Композитор, как зачарованный, смотрел на это лесное чудо:

— Надо было почувствовать, сколько жизней и сколько изменений красок, светотеней, воздуха происходило в непрестанно изменчивой тиши и в кажущейся неподвижности!

Свои впечатления Лядов перенес «на зыбкую речь музыки, и оно, озеро, стало волшебным» (Б. Асафьев).

Завораживающая, тонкая, как лесная паутинка, мелодия возникает едва слышно, словно зазвучала сама тишина. Едва различимо тремоло литавр, слегка касаются струн смычки скрипок, альтов и виолончелей, почти бесплотно звучат арфы.

Вдруг скользнул ветерок, подняв легкую рябь. Короткие фразы деревянных духовых инструментов, челесты и арфы подобны красочным бликам, мерцающим на воде, или искоркам звезд, вспыхивающих в густой синеве ночного неба.

Вступают виолончели, потом флейты. Оркестр все более оживляется. Волнообразные пассажи скрипок передают усиливающееся волнение озера. В звучании гобоев слышатся как бы вздохи, таинственные и неопределенные — точно из глубины вод появляются русалки. Они подплывают к берегу, качаются на ветвях плакучих ив…

Оркестр передает это сказочное очарование в каких-то словно мерцающих звуках. Все теплее поют скрипки, призывнее становится их голос. Сладостное томление достигает предела. И снова истаивают звуки, успокаивается озеро. Оно погружается в сон. Исчезают русалки. Вновь еле слышно шуршит тишина…

— Ах, как я его люблю! — восклицал композитор. — Как оно картинно, чисто, со звездами и таинственностью в глубине!.. Одна мертвая природа — холодная, злая, но фантастичная, как в сказке.

И это сказочное очарование колдовского лесного озера Лядов передал в своей оркестровой миниатюре. Музыка «Волшебного озера» Лядова настолько воздушна, изменчива и неуловима, что напоминает творения импрессионистов.

 

Порекомендуйте друзьям.

Чтобы не пропустить новые интересные статьи с нашего сайта - подпишитесь на обновления по электронной почте
Ваш e-mail: *
Ваше имя: *
Город: *


Пожалуйста, зарегистрируйтесь для комментирования.

Наверх

MAXCACHE: 0.91MB/0.00029 sec