Jean Michel Jarre: концерт для лазерной арфы (часть 2)

Michel JarreИстория Жан-Мишеля Жарра в чем-то напоминает историю Майкла Олдфилда. Вроде как музыка красива, и местами даже гениальна, а заниматься ею никто не хочет. И так до тех пор, пока не встречается мало-мальски толковый бизнесмен, которому нужен материал для продвижения своей студии. В случае с Майклом Олдфилдом это был Ричард Бренсон. В истории с Оксигеном Жан-Мишеля свое решающее слово сказал Франсис Дрэйфюс.

Этот человек вообще довольно много сделал для того, чтобы сформировать музыкальные вкусы Франции. Например, он открыл для французов таких известных нынче во всем мире исполнителей, как Pink Floyd и Дэвид Боуи. Поверил Франсис и в молодого композитора по имени Жан-Мишель Жарр.

Те звукозаписывающие компании, которые с презрением отвергли молодого музыканта, потом в отчаянии кусали локти. Потому что Кислород покорил весь мир. Он занял первые чарты в хит-парадах всего мира, что для тех компаний было совершеннейшей неожиданностью.

Музыка Крафтверк была безжизненной. Об этом можно говорить с полным на то правом, так как этим гордятся сами музыканты этой группы.

А вот Оксиген стал настоящей симфонией в мире электронной музыки. В этой музыке не электроника подчинила музыканта, а, напротив, душа музыканта обрела свою форму в электронных созвучиях, облекшись в небывалую  доселе поэтичность и красоту.

Оксиген 4, главная часть альбома, стал крайне популярной мелодией в самых различных фильмах.

Следующий альбом повторяет успех Оксигена. «Equinoxe» — «Равноденствие». Можно по праву утверждать, что благодаря этому альбому Жан-Мишель приобрел всемирную известность.

В 1981-м году совершается историческое событие: Жан-Мишель летит в Китай, чтобы исполнить серию из пяти концертов. После смерти Мао никто из европейских композиторов и музыкантов не посещал эту страну со своими концертами.

На тех концертах он нашел чем зацепить душу китайцев: он очень тонко и мастерски использовал хитрые переплетения китайских народных инструментов с электронными.

С тех пор Жан-Мишель довольно часто принимал участие в различных общественных мероприятиях. Как например, все  та же самая дорогая в истории Франции пластинка, которая была продана один-единственный раз.

Тогда он как раз узнал о приближающейся выставке молодых художников. На ней было почти все из сферы современного искусства, включая картины и скульптуры. Но не было музыки, приуроченной специально к этому событию. Тогда Жан-Мишель запирается в своей студии на три месяца и выдает на выходе альбом «Музыка для супермаркетов». Мы уже рассказывали о судьбе этого диска в предыдущей статье. Он был грандиозно продан с аукциона, после чего Жан-Мишель разрешает всего один раз проиграть его на радио, строго-настрого запретив копировать записи. Все прочие записи этого альбома были демонстративно уничтожены. Жан-Мишель хотел, чтобы этот альбом стал чем-то вроде картины или скульптуры, которые существуют всего лишь в единственном экземпляре.

В следующем году он издает Zoolook, который принес музыканту очередную волну популярности. Особенно слушателей покорило то, что Жарр вовсю использовал в качестве инструмента человеческий голос.  Для электронной музыки это было в диковинку.

Как-то раз NASA заказала у Жарра проведение одного грандиозного мероприятия. Сама NASA собиралась отметить свое двадцатипятилетие. Кроме того, как раз планировалось празднество стопятидесятилетия штата Техас. Поэтому решили поразить весь мир неслыханной новинкой.

Концерт назвали «Хьюстонское свидание». Он должен был быть сыгран и записан не где-нибудь, а в космосе!

Рон Мак-Нэр должен был сыграть его на саксофоне, будучи на борту космического челнока «Челленджер». Да-да, того самого, который взорвался во время взлета. Его изображение планировали передавать на стену здания, которое целиком превратили в фантастических размеров экран. Но… не получилось. И по вполне уважительным причинам.

Поэтому концерт в Хьюстоне все-таки состоялся, но из праздничного превратился в поминальный, как дань уважения Америке.

Полгода спустя Жан-Мишель решает заняться другим, не менее грандиозным мероприятием, и организовывает концерт в Лионе. Он как раз совпал по времени с приездом Папы Римского, и концерт снова едва не отменили. Едва удалось уговорить власти, после чего были мобилизованы лионские службы безопасности и впервые проведен концерт с использованием лазерной арфы.

Лазерная арфа

 Лазерная арфа — это удивительный музыкальный инструмент, в котором вместо струн используются лучи света. Ее в основном использует на своих концертах Жан-Мишель Жарр, который ее изобрел и сам же и прославил. Этот инструмент примечателен тем, что имеет полую октаву, на которой можно играть абсолютно любые по высоте звуки. Диатонические ноты играются на зеленых лучах, а хроматические – на красных.

Revolutions

Jean Michel Jarre - лазерная арфаСледующий альбом Revolutions едва не запретили. После его запрещали как нецензурный, но с горем пополам выпустили. А все было из-за того, что на нем звучало арабское пение. Что ж, тогда времена были довольно суровые.

Жан-Мишель посвятил этот альбом Dulcie September, которая была убита в 88-м году в Париже, став жертвой апартеида.

В какой-то момент я оказался в замешательстве. Ну и причем тут политика раздельного проживания? В чем-то даже преимущественное поведение, которое дает возможности двум противоречащим культурам не мозолить друг другу глаза. Но на самом деле все несколько сложнее.

Сейчас апартеид ассоциируется с ЮАР. Точнее, это вики так его ассоциирует. Чтобы вам было понятней, это то же самое, что европейцы делали с коренными американцами. В лучшем случае, они позволяли индейцам жить в специально отведенных резервациях.

Например, законы времен апартеида запрещали браки между указанными расами, ставили половые отношения между мужчиной и женщиной этих рас вне закона (закон о безнравственности), смешанные браки были запрещены, регистрация населения проводилась по признаку цвета кожи, и прочие постановления, которые фактически являлись все теми же действиями, что были в свое время на тех же основаниях установлены Гитлером.

Но из-за того, что Гитлер был среди проигравших, его политику признали незаконной и неправомерной. А практически такую же политику выигравших стран считали вполне законной и достойной уважения. Вот с этим положением вещей и боролось, как ООН, так и Жан-Мишель Жарр.

После выпуска этого альбома Жарр решил выступить с концертом в Лондоне, что и сделал, несмотря на дождь. По некоторым моментам можно судить о том, что он и дождь сделал частью декораций, хотя тот и вывел из строя часть электронных инструментов.

В 1989-м году Жан-Мишель нарушает свои собственные правила, и вместо ставших привычными грандиозных концертов делает совсем небольшой, двадцатиминутный мини-концерт, посвященный столетию Эйфелевой башни.

С тех пор Жан-Мишель настолько часто приурочивал свои концерты к тем или иным датам, что не имеет смысла их все перечислять. Сотни концертов и все знаменательные. Он уже не столько музыкант, сколько музицирующий общественный деятель.

Впрочем, в девяностые годы он решает дополнительно расширить сферу своей деятельности и становится главным редактором журнала «Фигаро». Количество нереализованных и откровенно провальных проектов все возрастает.

Как общественного деятеля его использует ЮНЕСКО  в 1993-м году, когда он дает серию концертов в стратегических местах. Тогда же он выпускает свой новый альбом, который называется «Хронология». И снова концерты, альбомы, продолжение Оксигена…

Он написал так много композиций и сыграл так много концертов, которые из шоу плавно превращались в общественные символы, что уже давно из обычного музыканта превратился в общественное явление. Хорошо это или плохо? Главное — музыка. А все остальное пройдет и забудется.

Порекомендуйте друзьям.

Чтобы не пропустить новые интересные статьи с нашего сайта - подпишитесь на обновления по электронной почте
Ваш e-mail: *
Ваше имя: *
Город: *


Пожалуйста, зарегистрируйтесь для комментирования.

Наверх