Игнацы Ян Падеревский – трудолюбивый и легендарный

Игнаци Ян Падеровский прекрасный музыкант и преподавательВ мире музыки существует множество гениев, еще больше виртуозов и невообразимое количество талантов, однако среди огромного числа наделенных музыкальными способностями исполнителей и творцов музыки есть такие, с именами которых связывают легенды, на которых равняются, к их величию стремятся всю жизнь.

Для скрипачей это «демон» Паганини, для композиторов – Моцарт, Бах, Бетховен, для пианистов это не только Лист, но и в равной степени всю жизнь создававший себя как личность сын простого польского крестьянина – пианист Игнацы Ян Падеревский.

«Эта соната навеяна воспоминаниями о любимой, – объяснял Падеревский на уроке своему ученику. – Ее играть надо как песню любви, обращенную к невесте».
Молодой человек садится за фортепиано и играет сонату. Спустя некоторое время Падеревский восклицает: « Послушайте, мой дорогой, вы играете так, будто обращаетесь к теще…»

Энциклопедия «Кругосвет»

Ранние годы

Игнаци Ян Падеровский был талантливым самоучкойИгнацы Ян Падеревский родился в XIX веке, но сумел стать легендой и в XX, разделив свой талант на несколько великих эпох.

Малой родиной пианиста стало польское село Куриловка (сейчас это часть Украины), его отцом был простой крестьянин Ян Падеревский. А матушка… стала первой трагедией в жизни виртуоза, познавшего немало горя. Поликсена Новицкая умерла вскоре после рождения сына Игнацы.

Самоучка Падеревский с ранних лет испытывал страсть к музыке: уже в три года он пытался играть на фортепьяно, с семи лет начал создавать музыкальные произведения, вдохновленный легендарными композиторами, которыми была полна та эпоха.

Следующей трагедией в жизни Игнацы стал арест отца. Яна Падеревского арестовали по подозрению в участии в Польском, или Январском, восстании 1863 года против России и Пруссии. Маленького Игнацы приютила у себя тетка, но ребенку пришлось пережить немало тяжелых моментов, связанных со следствием по делу отца.

К счастью, вскоре Ян был отпущен и, женившись во второй раз, переехал в крупный город (Судылков), где сумел найти постоянную работу (польские крестьяне не были крепостными).

Игнацы Падеревского можно назвать Марком Твеном от музыки: он был человеком ярким, необычным, отличался великолепным чувством юмора, с изрядной долей иронии и самокритики, его судьба касалась не только доли пианиста – он активно интересовался политикой, благотворительностью, даже кинематографом, издавал литературные труды и научные исследования.

Он был крайне любопытным человеком, судьба которого пронизала десятилетия человеческой истории, в каждом оставив свой след.

«Однажды Падеревский концертировал в Лондоне. В зале было душно, и две дамы попросили открыть окна. Образовался сильный сквозняк. Падеревский обратился к дамам:
– Сударыни, вам нравится, как я играю?
– О да! Чудесно! Замечательно!
– Тогда приношу свои извинения, но я вынужден попросить, чтобы окна были закрыты. Нельзя ведь получать разом два удовольствия: слушать хорошую музыку и убивать пианиста…»

Большая музыка

Институт музыки Падеровский закончил уже в 18 летПервые серьезные попытки заниматься музыкой у Падеревского связаны именно с периодом переезда; пианист учился в основном самостоятельно, как это чуть позже делал другой виртуоз – Святослав Рихтер, однако, как и Рихтер, Падеревский стремился найти надежного учителя, беря уроки у Петра Совинского.

Трудолюбие, очевидно, унаследованное от предков, усидчивость и невероятный талант позволили Падеревскому быстро добиться успехов, в 12 лет, в 1872 году, он сумел поступить в Варшавский институт музыки (сейчас это Варшавская консерватория, во многом обязанная своими традициями именно Падеревскому).

Преподаватели Юлиуш Янота, Шлёцер, Штробль, весьма известные педагоги и музыканты Европы и Польши, не могли нарадоваться на талантливого студента. Институт Падеревский закончил с отличием в 18 лет (1878 год), после чего несколько лет совершенствовал свое искусство самостоятельно, зарабатывая на хлеб преподавательской деятельностью.

Виртуоз поселился в Варшаве, писал музыку и стихи, подпитывал в себе всегда гнездившееся в душе большое патриотическое чувство, дышал жизнью столицы своей родины. В тот же период пианист нашел свою любовь – Антонину Корсак.

Истинное искусство, талант, способный создавать эпохи, всегда неразрывно связан с личными трагедиями. Антонина Корсак умерла через год после свадьбы, оставив на руках у двадцатилетнего композитора сына-инвалида, названного Альфред.

«Когда Падеревский совершал турне по Северной Америке, ему по телеграфу предложили за довольно значительную сумму выступить в небольшом городке. Маэстро с удовольствием принял это предложение. Но когда в назначенный день и час он прибыл на концерт в битком набитый зал, оказалось, что на эстраде стоит лишь… механическое пианино наподобие большой шарманки.Найти фортепиано – об этом не могло быть и речи. Срыв концерта грозил неприятностями. Отважившись, Падеревский подсел к пианино, поклонился, схватил рукоятку и крутил ее, пока все «номера» не были сыграны. Оглушительные крики браво, бис красноречиво свидетельствовали о восторге публики. На следующий день в другом городе Падеревский дал концерт на настоящем «Стейнвее» – его исполнение было принято публикой с большим воодушевлением, но… все же не так восторженно, как на предыдущем концерте».

Энциклопедия «Кругосвет»

Чтобы отвлечься от тяжелых потрясений, почти разрушивших его жизнь, Падеревский решил целиком уйти в неизведанные глубины музыки. Трудолюбиво пестуя свой талант, Игнацы вновь продолжил учебу.

В 1881 году в Берлине Падеревский стал брать уроки у именитых Фридриха Киля и Генриха Урбана, познакомился с Рихардом Штраусом и Антоном Рубинштейном. Наконец, достигнув небывалых успехов, Игнацы переехал в Вену, где нашел лучшего из лучших учителей – наставником двадцатичетырехлетнего виртуоза стал Теодор Лешетицкий, подаривший миру чуть ли не половину виртуозов XX века, включая и знаменитого джентльмена-пианиста Бенно Моисеевича.

Некоторое время Падеревский даже успел побыть профессором консерватории Страсбурга. А в 1887 году состоялся его первый сольный концерт, после которого мир взорвался.

Человек с большой буквы

Падеровским восхищались в Европе, Америке и даже в Новой ЗеландииВ Падеревском мир нашел невероятного виртуоза – он выступал в Европе (Париж, Лондон, Вена, Берлин), в Соединенных Штатах (Карнегихолл рукоплескал целый час, не выпуская музыканта со сцены), виртуоз успел дать концерты по всему миру, сумел добраться даже до Новой Зеландии, хотя это нелегко было в конце XIX века.

Имя Падеревского ставили в один ряд с Ф. Листом, называя этих двоих пианистов величайшими в мире, а потом слава и народное признание помогли Игнацы стать весьма успешным политиком.

Сложно сказать, в какой именно период жизни Игнацы Ян Падеревский понял, что может сделать для своей страны больше, чем несколько концертов. Возможно, дух патриота жил в нем всегда: он с горечью наблюдал, как стонет родная земля под игом иностранного владычества.

Так или иначе в начале XX века Падеревский, который стал на тот момент уже успешным композитором, пианистом с мировым именем и талантливым педагогом, выпустившим в мир немало виртуозов, превратился в расчетливого политика и дипломата.

Именно Игнацы Ян Падеревский сумел во времена Первой мировой добиться от президента США Вудро Вильсона объявить в качестве одной из целей вступления в войну свободу Польши. Композитор оказался официальным представителем своей страны на Парижской мирной конференции, завершившей первую Великую войну, а также был назначен первым премьер-министром свободной Польши.

Проявляя твердость, силу и самообладание, когда войска молодого советского государства шли к Варшаве под командованием знаменитого Тухачевского (Советы так и не смогли захватить Польшу в той войне), Падеревский дал своей нации шанс на самостоятельность, но позже, разочарованный внутренними потрясениями в Польше и позицией Антанты, вернулся к музыкальной деятельности.

Навсегда с музыкой

Падеровский состоялся как пианист, преподаватель и политикИгнацы Ян Падеревский состоялся в жизни как пианист, политик, дважды возглавлявший свою страну (второй раз с началом Второй мировой), композитор, умевший так виртуозно исполнять свои достаточно посредственные произведения, что они становились хитами, как муж, как патриот, как отец, как педагог.

Этот список можно продолжать очень долго. Падеревский записан на пластинки, а теперь и на диски, он снимался в фильме о собственном творчестве «Лунная соната», он воспитал целую плеяду польских музыкантов. Он играл так, что ветер за окнами концертного зала останавливался, заслушавшись виртуозом.

Как немногие музыканты, Падеревский обладал удивительной, гипнотической и отчасти «демонической» внешностью, манерой двигаться, голосом и стилем, которые делали его концерты совершенно феерическими.

Падеревский стал частью музыки, частью истории, его можно услышать, остались записи его концертов и даже интервью с этим гением. И это стоит сделать: ведь ни разу не услышать игру Падеревского – это все равно, что не слышать «Битлз», игру Ван Халена, хиты «Аббы», живя в России, не знать, кто такие Цой или Высоцкий, пропустить мимо Рахманинова, Чайковского или Прокофьева, наконец.

Игнацы Ян Падеревский – один из немногих людей в музыке, обратить внимание на которого должен любой, кто хочет говорить о своем хотя бы поверхностном знании этого предмета.

Игнацы Ян Падеревский до самого конца жизни был неразлучен с фортепьяно – он умер в 1941 году, прожив чуть больше восьмидесяти лет, событий в которых хватило бы на все 500, умер, давая турне по США, целью которого было найти деньги для благотворительного фонда, содержащегося композитором.

На все времена Падеревский запомнился как талантливый интерпретатор, великолепный композитор и человек с большой буквы, который всю жизнь создавал себя сам.

Порекомендуйте друзьям.

Чтобы не пропустить новые интересные статьи с нашего сайта - подпишитесь на обновления по электронной почте
Ваш e-mail: *
Ваше имя: *
Город: *


Пожалуйста, зарегистрируйтесь для комментирования.

Наверх