George Russell — автор «Лидийской хроматической концепции»

George Allen Russell

Расселл оказал огромное влияние на развитие джаза

Обычно имя Джорджа Расселла знают лишь истинные поклонники джаза, но влияние, которое музыкант оказал на его развитие, можно сравнить разве что с влиянием таких знаменитых джазовых авторов, как Майлс Дэвис, Джон Колтрейн и Эрик Долфи, потому что каждый из этих вышеперечисленных музыкантов опирался на теоретические построения Джорджа Расселла. А согласно современной истории джаза, он едва ли не единственный крупный джазовый теоретик. Впрочем, истории виднее, она у нас самая мудрая.

В любом случае остается неизменным тот факт, что вся его творческая, теоретическая и научная деятельность протекала в рамках джазового направления. И как раз в мире джаза она и была востребована.

Родился Джордж Расселл 23 июня 1923-го года. Он не помнил своих настоящих родителей, так как был усыновлен еще в крайне нежном возрасте. Вырос он в семье преподавателя музыки. Тот работал в знаменитой Консерватории имени Оберлина, но  все знакомство ребенка с музыкой ограничивалось хором африканской методистской церкви. Да еще барабанщиком в местной бойскаутской организации был. Вот и все.

Но потом Расселл поступил в старейшее учебное учреждение для афроамериканцев — университет  Уилберфорса , что в штате Огайо. В местном оркестре играли некоторые из тех, кто потом стали звездами джаза. Например, Флетчер Хендерсон. Тот в 1920-м году вообще увел с собой весь состав оркестра. И эти музыканты стали участниками его первого биг-бэнда.

Кроме того, там учились Коулман Хокинс, Кути Уильямс, Бен Уэбстер и некоторые другие знаменитости мира джаза.

Вот в этом оркестре и играл Джордж Расселл, пока болезнь не вынудила его прекратить учебу. Эта болезнь в течение его жизни дважды приковывала его к койке. Но в то же время те месяцы, что он лежал в санатории для туберкулезных больных, оказались для него самыми плодотворными в деле изучения музыкальной теории.

Дело в том, что во время пребывания в больнице он так много занимался гармонией и аранжировкой, что при выходе из  лечебницы оказался совершенно другим человеком, что касалось его подхода к музыке и композиции.

А еще в той же больнице он написал и продал оркестру Бенни Картера свою первую композицию — джазовую пьесу New World. Все тот же Картер взял Джорджа на работу, когда он выписался, и тот некоторое время работал в его биг-бэнде барабанщиком. Но в 1944-м году его сменил другой молодой музыкант.

Услышав, как играет сменивший его Макс Роуч, Расселл решает навсегда перестать играть на ударной установке. К тому же в 45-м году вернулся туберкулез, и двадцатитрехлетнему Джорджу пришлось снова ложиться в больницу, но на этот раз уже на шестнадцать месяцев.

И, как и в прошлый раз, пока он лежал в больнице, он не терял зря времени: он разработал многое из того, что позже легло в его теорию джазовой импровизации. Позже она стала известна как «Лидийская хроматическая концепция».

Теоретик джаза Джордж Аллен Расселл

В 40-х-50-х годах Расселл выпустил немало успешных композиций

Вышел из больницы он уже в 1946-м году. И не преминул присоединиться к окружению Майлса Дэвиса. Молодые люди собирались в квартире аранжировщика Гила Эванса. В это время импровизация в бибопе стала рассматриваться с точки зрения академической теории. Пока они исследовали эти вопросы, набирался материал для будущей пластинки Майлса Дэвиса «The Birth Of The Cool», которая и в самом деле ознаменовала рождение кул-джаза.

Вскоре Расселл получил заказ написать пьесу для биг-бэнда трубача Диззи Гилеспи. Он взялся за работу, и из-под его пера вышла Cubano Be/Cubano Bop, которая ныне считается хрестоматийной вещью. Впрочем, Расселл в те годы написал немало удачных работ.

Майлс Дэвис был на три года младше Расселла, но, по словам самого Джорджа, оказал немалое влияние на него. Например, как-то раз Расселл спросил Дэвиса, какая у него цель в музыке. Тот ответил, что хотел бы выучить все аккорды. Но Дэвис-то явно знал в аккордах толк, а потому Расселл пришел к выводу, что Майлс имел в виду что-то совсем другое. А именно, найти отношения внутри гармонии.

Поэтому он прошел интенсивный курс обучения под руководством Стефана Вольфпе и стал писать книгу по теории музыки, в которой изложил свои соображения.

«Лидийская хроматическая концепция тональной организации» увидела свет в 1953-м году. Сначала это была простая тоненькая брошюра в грубой бумажной обложке. Спустя шесть лет она была переиздана, и к ней был добавлен блок нотных примеров, а потом она стала регулярно переиздаваться, а Расселл все добавлял в нее новые главы и новые примеры. И в конце концов «Лидийская хроматическая концепция тональной организации» превратилась в толстый том с твердой обложкой. Последний раз книга была переиздана в 2001-м году.

И благодаря книге Расселла был положен новый путь освоения техники импровизации – модальной импровизации. Самый яркий пример того, к чему привела его книжка, стал альбом Майлса Дэвиса «Kind of Blue». В этой книге аккорд воспринимается как единое целой с соответствующей гаммой, а также говорится о том, что они имеют вертикальные взаимоотношения.

Рассел углублял эту теорию следующие двадцать лет после первого издания своего труда. В это же время он руководил различными ансамблями, в которых играли лучшие джазовые импровизаторы.

Он выступал только лишь в качестве бэндлидера, а сам свою музыку не играл. Но все его коллективы играли с таким «расселловским» оттенком, что их просто невозможно было не узнать. И это при том, что у него играли самые яркие, индивидуальные натуры. Чего стоит одна лишь фигура Билла Эванса! А благодаря его теории в альбоме «Jazz in the Space Age» Билл Эванс и Пол Блэй импровизировали одновременно, каждый в своем канале стереопары.

Согласно Расселлу, вся европейская музыка основана на лидийском ладе. Точнее, не вся, но этот лад является в европейской музыке основным. И так получилось, что ладовая концепция Рассела стала соответствовать средневековым церковным ладам. Но в то же время она была значительно «осовременена».

Также следует упомянуть, что, исходя из его идеи, джазовый музыкант играет в гамме, которая определяется каждым конкретным аккордом, и использует ее для импровизации, скрещивая в одной тональности с другими гаммами. Благодаря этому у слушателя возникает ощущение, что игра идет на разных тональностях, хотя на самом деле все эти гаммы имеют один и тот же укорененный тональный центр.

Дэвис был настолько впечатлен, что как-то даже отметил, что все, что он знает о композиции, он извлек из трудов Расселла.

Сам же Расселл очень не любил рассказывать о своем труде. Он считал, что его работу должна в первую очередь объяснять музыка, а не слова, а потому в ответ на вопросы журналистов пускался в такие сложные рассуждения, что они с трудом понимали, о чем он вообще говорит.

А ведь и действительно, значительная часть современной джазовой импровизации и впрямь строится на расселловской теории импровизации, даже если исполнитель и не изучал его труды – настолько крепко она въелась в джазовую музыку.

Когда Расселл только начинал работать над своей теорией, он едва сводил концы с концами. И ему приходилось работать на совсем немузыкальных работах, таких как кассир в закусочной или продавец в универмаге игрушек. И только после выхода в 1956-м году его альбома «The Jazz Workshop» он смог наконец-то всецело заняться музыкой и оставить «дневные работы». «Дневными работами» музыканты называют ту деятельность, которая позволяет продержаться на плаву в то время, когда от музыки нет никакой особо существенной прибыли.

Самым же популярным его альбомом стал «Ezz-Thetics». Причем это единственный альбом, в котором Расселл выступает не только в качестве бэнд-лидера, но и в качестве пианиста.

В конце пятидесятых годов он стал преподавать теорию музыки, но так как его работы широкого признания в Штатах так и не получили, ему пришлось уехать в 1964-м году в Скандинавию. Там его приняли крайне хорошо: директор Шведского радио, Боссе Бромберг, предоставил ему для работы все необходимые условия. Кроме того, он мог свободно записывать в студии все свои сочинения.

Благодаря такому хорошему отношению Джордж Расселл быстро восстановил свои эмоциональные силы. А также оказал огромное влияние на местную сцену. Он как раз во многом и определил феномен под названием «нордический джаз», который был особенно популярен в семидесятые-восьмидесятые годы.

Жизнь Джорджа Расселла

После возвращения в Штаты жизнь у Расселла складывалась вполне удачно

Спустя пять лет работы, Расселл вернулся в Штаты.  Дело в том, что джаз стал превращаться в уважаемый всеми вид искусства, и его стали преподавать в значительном числе первоклассных учебных заведений. Да и его старый друг Гюнтер Шуллер стал возглавлять ныне престижное джазовое отделение Бостонской консерватории Новой Англии, после чего пригласил Расселла преподавать у него.

После этого жизнь у Расселла складывалась вполне удачно. Он мог беспрепятственно посвящать себя теоретическим изысканиям, гастролировать со своими коллективами и своим собственным биг-бэндом из четырнадцати музыкантов. Он стал выступать в лучших клубах и на самых известных сценах.

После того как он поработал на Шведском радио, он полюбил работу с радио оркестрами. Работая с ними, он сам был за дирижерским пультом. Композиторские работы Расселла с трудом укладываются в привычные рамки. Например, в 1992-м году он выпустил трехчасовое произведение «Time Line» для симфонического оркестра, хоров, рок–групп и танцоров.

Но несмотря на то, что он стал награждаемым и крайне уважаемым человеком в сфере музыкального мира, он не мог относиться к нему без горечи. Он был убежден, что в современной музыке перекошена сама основа искусства. Что на первое место ставится рыночный успех и прибыль, и что даже в политике культурных институтов решающее влияние оказывают спонсорские корпорации.

Кроме того, он был крайне недоволен политикой фирм грамзаписи, которые и с самого-то начала ничего не вложили в создание музыки. Сначала они прекращают издание музыкальных записей, якобы потому, что те больше не продаются. А после, когда эти работы становятся классикой, продают их большими тиражами, лишь бы нажиться на ажиотаже. Расселл был убежден, что подобная политика сильно искажает естественную эволюцию джаза.

В конце концов, ему пришлось оставить свою работу: у него обнаружили болезнь Альцгеймера. 

Порекомендуйте друзьям.

Чтобы не пропустить новые интересные статьи с нашего сайта - подпишитесь на обновления по электронной почте
Ваш e-mail: *
Ваше имя: *
Город: *


Пожалуйста, зарегистрируйтесь для комментирования.

Наверх