Эдвард Григ и его музыка с «привкусом морской соли»

Норвегия, маленькая северная страна, долгое время жила своей обособленной жизнью, не привлекая к себе внимания. Она, как и другие Скандинавские страны, была открыта для остальных европейских стран благодаря необыкновенно яркой вспышке ее национального искусства во второй половине XIX века. Норвежские писатели Г. Ибсен, Б. Бьернсон показали всему миру красоту суровой северной природы, героику древних норвежских сказаний, поэтичность неисчерпаемой народной фантазии, населившей леса и долины Норвегии целой толпой сказочных существ: троллей, гномов, фей, то враждебных, то доброжелательных к людям.

То, что делали в литературе Ибсен и Вьернсон, в музыке сделал Эдвард Григ. Его музыка, выросшая на почве норвежских народных песен и танцев, ярко национальна и в то же время понятна и привлекательна для слушателей любой страны. И мировое музыкальное искусство уже нельзя себе представить без Грига, так же как без Глинки, Шопена, Шуберта…

О начале своего творческого пути подробно рассказал сам композитор статье «Мой первый успех». В ней он вспомнил ту радость, которую он испытал в детстве, когда ему удалось, трогая клавиши фортепиано соединить их в благозвучный аккорд. «Когда он прозвучал, восторгу моему не было границ,— вспоминал Григ. — Вот это был успех! Ни один из последующих моих успехов не опьянял меня так, как этот. Было мне тогда около пяти лет».

Григ родился и  вырос в семье, где любили и понимали музыку. Любителем музыки был отец — английский консул в Бергене, приморском норвежском городе. Мать Грига была образованной музыкантшей, она и стала первой учительницей сына, по его словам — очень строгой и требовательной и не слишком понимавшей склонность мальчика к импровизации в ущерб гаммам и упражнениям.

Но когда эти импровизации услышал знаменитый скрипач Уле Вулль, «норвежский Паганини», он уверенно сказал юному Григу: «Ты должен поехать в Лейпциг и стать музыкантом» (в Норвегии тогда еще не было консерватории). Решение это было беспрекословно принято родителями Грига, и пятнадцатилетний Эдвард стал студентом Лейпцигской консерватории.

Большинство консерваторских преподавателей требовало от студентов лишь строгого выполнения правил музыкальной науки, мало заботясь о подлинном развитии художественного вкуса. Но четыре лейпцигских года дали Григу много музыкальных впечатлений: он посещал концерты, оперные спектакли. Оперу Вагнера «Таигейзер» он слушал в театре четырнадцать раз!

Получив диплом консерватории, Григ все же не чувствовал себя законченным музыкантом. Продолжать свое образование он решил в Дании, Копенгагене. думая, что датский композитор Нильс Гаде лучше лейпцигских профессоров поможет ему достигнуть цели: стать не просто композитором, но композитором норвежским. Под руководством Гаде окрепло мастерство Грига, хотя настоящего контакта с учителем у него не возникло. Но в Копенгагене Григ встретился и подружился со своим соотечественником и ровесником — норвежским композитором Рихардом Нурдроком. Нурдрок, как и сам Григ, мечтал о расцвете национального норвежского искусства, вырастающего из народных корней. Он помог Григу найти себя, ясно осознать цель, к которой тот стремился интуитивно. В годы дружбы с Нурдроком (оборванной его ранней смертью) Григ работал с особым упоением. Примечательно, что многие сочинения копенгагенских лет (1863—1866) остаются и до сих пор самыми популярными. Таковы его превосходные пески на слова X. Андерсена, первой и непревзойденной исполнительницей которых стала двоюродная сестра Грига Нина Хагеруп, впоследствии его жена.

В свою очередь, Андерсен одним из первых оценил талант композитора. Григ много писал и для фортепиано (сам он был отличным пианистом). Его соната, написанная в эти ранние годы, тоже принадлежит к популярнейшим произведениям.

Осенью 1866 года Григ вернулся на родину, полный энергии и разнообразных планов. Помимо творчества и концертных выступлений в качестве пианиста и дирижера, он работает как музыкальный критик, а кроме всего того, организует Музыкальную академию — первое профессионально-музыкальное учебное заведение в Норвегии. Просуществовала академия недолго — всего два года, так как с организационными и финансовыми трудностями Григ не справился. Да и на пути других его начинаний было много препятствий. «Норвегия забавная страна, — писал  Григ другу.— В то время как в деревнях народ любит свои обычаи и считает своим высшим счастьем жить здоровой и полной жизнью нации, в городах, и особенно в столице, совсем наоборот: чем больше импортного, тем лучше!»

Борясь с жизненными трудностями, молодой композитор никак не мог предположить, что за его творческой деятельностью издалека следит внимательный и дружеский взгляд. Он неожиданно получил письмо от самого Листа, всемирно известного композитора, приветствовавшего младшего собрата в самых лестных выражениях и заверявшего, что тому «остается только идти своим природным путем, чтобы достигнуть высокого совершенства».

И сразу все изменилось, Григ получил государственную стипендию (о чем до того тщетно хлопотали его друзья), а значит, возможность работать, не думая о завтрашнем дне.

Осенью того же 1869 года он поехал в Рим, чтобы встретиться лично а жившим там Листом. Это свидание, в котором маститый композитор еще раз проявил свойственную ему доброжелательность и щедрость сердца, навсегда осталось в памяти Грига. «Я уверен, — писал Григ родителям из Рима, — что в воспоминаниях об этом часе заложена чудодейственная сила, которая поддержит меня в дни испытаний».

Вероятно, в напутствии, данном старым мастером молодому, и впрямь таилось что-то чудодейственное. Оно окрылило Грига, и 1870-е годы стали годами творческого подъема. Создаются его замечательные обработки венгерских песен и танцев, он бережно сохраняет особенности народного искусства: чистую, целомудренную лирику, простодушный, непосредственный юмор и то неповторимое своеобразие немного жестких, терпких интонаций, которые сам композитор называл «привкусом морской соли».

В эти же годы создан его вдохновенный фортепианный концерт, который музыковеды по праву назвали «Гимном Норвегии». Концерт Грига стоит в одном ряду с такими произведщениями этого жанра: концертами Чайковского, Рахманинова, Шумана, Листа.

И наконец, Григ достигает вершин искусства в сотрудничестве с выдающимися драматургами Норвегии – в музыке к драмам Бьернсона «Сигурд Юрзальфар» и «Берглиот» и к драме Ибсена «Пер Гюнт».

Из музыкально-драматических произведений Грига особенно широко извесна его музыка к драму Ибсена «Пер Гюнт» (отдельные номера из нее вошли в две оркестровых сюиты). Эта музыка, подытоживающая путь восхождения композитора, принесла ему мировую славу. Но он остался таким же скромным и простым, как и в годы юности. Концертируя за рубежом, он мечтает о деревенском уединении и с радостью возвращается на Родину.

Более года (1877-1878) Григ провел в деревне Лофтхюс на берегу фьорда, построив себе там «рабочий домик», где с трудом помещались печка, фортепиано и сам хозяин. Его друзьями стали местные крестьяне, от которых он записывал народные песни и скрипичные наигрыши. Начиная с 1885 года(композитору было тогда 42 года) его постоянным местом жительства становится местечко Трольхауген близ Бергена на берегу фьорда. Там он проводил весну и лето, посвящая их творчеству, общению с природой, отдыху от концертных поездок, целью которых было открытие Норвегии европейским слушателям.

Искренняя, чистая и светлая музыка Грига создана пробуждать в людях «чувства добрые», как говорил Пушкин. И это было сознательным стремлением композитора. В разгар русско-японской войны Григ писал русскому пианисту А. Зилоти о долге художника: «Как мало мы сделали! Военные песни и реквиемы могут быть прекрасными. И все же назначение искусства более высокое. Оно должно привести народы к сознанию, что искусство – вестник мира и что война есть нечто невозможное. Только тогда мы станем людьми».

Основные сочинения:
Для фортепиано:

«Лирические пьесы»
10 тетрадей (1867-1901)
Многочисленные обработки норвежских народных песен,
Соната (1865),
«Баллада» и др. пьесы.
Концерт для фортепиано с оркестром (1868).

Для голоса и фортепиано:

Около 150 песен и романсов на слова норвежских, датских и немецких поэтов.

Для ансамблей:

3 сонаты для скрипки и фортепиано,
Соната для виолончели и фортепиано,
Квартет.

Для оркестра:

Сюита из музыки к драме Ибсена «Пер Гюнт» (1888, 1896)

Для солистов, хора и оркестра:

«Берглиот» (на слова Бьернсона),
«Улаф Трюгвасон» (3 сцены из неоконченной опер на текст Бьернсона).

p style=»text-align: justify;»

Порекомендуйте друзьям.

Чтобы не пропустить новые интересные статьи с нашего сайта - подпишитесь на обновления по электронной почте
Ваш e-mail: *
Ваше имя: *
Город: *


Пожалуйста, зарегистрируйтесь для комментирования.

Наверх